ГлавнаяНовостиЛицаФото/ВидеоГазетаКонтакты

11 октября 2020

Альмир Михеев: "мягкая сила" России – через повышение качества жизни

Почему наша страна теряет авторитет во всех ситуациях войны и мира, несмотря на то что позиционирует себя геополитическим центром силы

Трагические события в Нагорном Карабахе заставляют задуматься о том, какую внешнеполитическую стратегию отстаивает Россия, каким образом наша страна способна обеспечивать мир у своих границ и как это все связано с внутренней политикой. Председатель регионального отделения партии "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в РТ Альмир Михеев анализирует, почему наша страна больше не является гарантом безопасности на постсоветском пространстве и по какой причине не способна хоть как-то влиять на конфликтующие стороны.

ЗАНИМАЕМ ЧЕТВЕРТОЕ МЕСТО ПО ВОЕННЫМ РАСХОДАМ, НО НАША РОЛЬ В УРЕГУЛИРОВАНИИ ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА СИЛЬНО ОГРАНИЧЕНА

27 сентября произошла очередная эскалация 30-тилетнего конфликта между Арменией и Азербайджаном по поводу спорной территории Нагорного Карабаха. К 8 октября известно о 30 погибших мирных жителях в результате вооруженных столкновений. Потери среди военного персонала стороны конфликта не раскрывают. Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) оказалась в странной ситуации. Армения наравне с Россией является ее членом, в отличие от Азербайджана. Согласно 4 статье договора, в случае военной агрессии в отношении страны – члена ОДКБ должна выступить на стороне союзника. Ереван пока с запросом не обращался, но такой сценарий, безусловно, держится на карандаше у обеих сторон конфликта. При этом Турция – союзник Азербайджана является членом НАТО, об опасности продвижения которого к российским границам власти нашей страны говорят на протяжении последних 20 лет. Официальная Анкара в лице президента Реджепа Тайипа Эрдогана уже отметилась грозными высказываниями по поводу происходящих событий, а посол Азербайджана в России заявил о возможности вмешательства Турции в конфликт, если страны – члены ОДКБ (Россия прежде всего) явно обозначат свое присутствие в регионе.

У меня нет экспертного знания, чтобы высказываться по сути конфликта вокруг Нагорного Карабаха, но одну вещь применительно прежде всего к нашей собственной стране, можно утверждать совершенно точно. Роль России в урегулировании конфликта сильно ограничена, она не является гарантом безопасности на постсоветском пространстве. И связано это не с военной мощью (с таким проблем у нас не должно быть, достаточно посмотреть на военные расходы федерального бюджета – 3,9% от ВВП страны, четвертое место в мире после США, Китая и Индии по итогам 2019 года, согласно данным Стокгольмского института исследования проблем мира), а скорее с тем образом, который сложился у нашей страны в мировой политике.

ПРОИГРЫВАЕМ СТРАТЕГИЧЕСКИ, С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ

В событиях вокруг Нагорного Карабаха я, как обыватель, вижу, что Россия теряет способность влиять на конфликтующие стороны, которые исторически были связаны с нашей страной. Более миллиона армян и более полумиллиона азербайджанцев (по неофициальным данным – больше миллиона) живут в Российской Федерации. Безусловно, эти люди имеют связи с теми, кто находится на исторической родине. Но данный созидательный потенциал не используется даже не в выстраивании по-настоящему дружеских отношений между странами, а хотя бы в поддержании культурных и экономических связей.

Очевидно, что закавказские республики (Грузия, Армения, Азербайджан) с каждым годом все в меньшей степени нуждаются в России. С точки зрения экономической привлекательности, наша страна проигрывает стратегически. Продавать оружие обеим сторонам конфликта все-таки не есть подлинное влияние: при появлении более выгодного предложения, безусловно, Ереван и Баку будут руководствоваться экономическими соображениями. "Ничего личного – только бизнес".

С точки зрения культуры, Россия не является ориентиром для новых поколений. Грузинские школьники владеют английским гораздо лучше, чем русским языком. И здесь приходится констатировать состояние кризиса российской так называемой "мягкой силы".

Мы как страна, позиционирующая себя в качестве важного геополитического центра силы, не выработали внятной программы привлечения талантливых молодых людей из ближнего зарубежья и из других частей мира. Между тем, Китай активно продвигается через институты Конфуция, Турция открывает школы и финансирует стипендиальные фонды, привлекая молодые умы, у ЕС существует программа обмена Erasmus, которая создает у ее участников лояльность к европейским ценностям.

Очевидно, что в течение последних 20 лет, когда социально-политическая обстановка в России стабилизировалась, необходимо было выстраивать работу с молодежью всех этих стран – выявлять таланты, предоставлять им гранты на обучение в вузах России, благо еще не все в нашем образовании потеряно. Физико-математическая школа до сих пор сильна, развиваются центры в области информационных технологий (Санкт-Петербург, Екатеринбург, Казань, Новосибирск), биоинформатики, в сфере социальных наук прекрасно зарекомендовала себя Высшая школа экономики с кампусами в разных частях страны. Подобные программы относительно недороги и реализуются относительно просто – благо российские вузы содержат внушительный состав администраторов, разбирающихся в организации процесса образования. Не придумывая велосипеда, а следуя примеру других стран, мы бы формировали лояльность будущей элиты данных стран, привязывали бы их культурно к России.

Но это все теория. Практика, как обычно, гораздо богаче на факторы, которые приходится учитывать при выстраивании политического курса в любой из областей – внешние связи, образование, наука и так далее. За всеми конкретными программами "мягкой силы" есть ценности, которые активно продвигаются в медиапространстве. Запад предлагает свободу, демократию, конкуренцию, веру в успех при усердном труде и огромный рынок. Турция – это идея пантюркистского мира / исламского глобального проекта. Китай привлекает многих порядком, рыночным социализмом (конечно, не забудьте добавить сюда огромные финансовые ресурсы и технологический потенциал).

Не я первый задаюсь данным вопросом, но его актуальность от этого только выше. Что можем дать миру мы – Россия? Чем мы привлекательны? В чем проявляется та самая "мягкая сила"? А вообще, нужны ли мы миру?

ВСЕМ НАДОЕЛО ОБЛИЗЫВАТЬСЯ НА УСПЕХИ СОСЕДЕЙ ПРИ РЕСУРСАХ ДЛЯ БЕЗБЕДНОЙ ЖИЗНИ

Идеологии в классическом понимании, когда государство индоктринировало граждан через образование, партийную работу, ограниченный набор средств массовой информации, не работают. Человеку свойственно упрощать явления, особенно если речь идет о таких сложных процессах, как политика и экономика. Но ему также нужна идея, которая объясняла бы, почему общественный механизм функционирует, какова в нем роль государства и самого индивида. Я убежден, что для России такой идеей является величие страны через реальные успехи в повышении качества жизни. Людей не обманешь: облизываться на успехи соседей, когда у самих в стране полно ресурсов для безбедной жизни, я думаю, всем надоело. Социологические опросы фиксируют, что в пресловутой битве телевизора и холодильника уверенную победу одерживает последний. Эффект "объединения вокруг флага" не работает долго – о "возвращении в родную гавань" Крыма, военной кампании в Сирии уже все успели забыть.

Я убежден, что представления о "мягкой силе" должны проистекать из внутренней политики, задача которой заключается в обеспечении высокого качества жизни, работающих институтов, прежде всего, судебной системы, безопасности. Идеологические дискуссии и иные идейные измышления интересны только тогда, когда желудок не урчит от голода, обеспечены личные и семейные потребности, есть уверенность в завтрашнем дне, а не бессонница от опасений, вызванных обесцениванием нажитых средств и думами о том, как провести очередной ипотечный платеж за квартиру в спальном районе. В основе "мягкой силы" должно быть представление, подкрепленное реальным положением дел, согласно которому государство не бросает своих граждан. В таком смысле показателен пример Израиля. Если у человека израильское гражданство, это значит, что безопасность, помощь со стороны государства будет обязательно. Каким бы жестоким ни был конфликт на Ближнем Востоке, официальный Тель-Авив, например, не чурается обменивать ради одного пленного солдата своей армии сотни заключенных, осужденных по террористическим статьям.

ЭНТУЗИАЗМ ИДЕАЛИСТОВ "МАЛОЙ РОДИНЫ" ПРОПАДАЕТ, КОГДА ИМ ПРЕДЛАГАЮТ ХОРОШУЮ ЗАРПЛАТУ С ПЕРЕЕЗДОМ

К сожалению, о настолько уважительном отношении к собственным гражданам в России пока остается только мечтать. Как результат, желающих получить израильское гражданство и переехать в Израиль из России становится больше с каждым годом. Примеров же, когда люди приезжают к нам, гораздо меньше. Вспоминается история о том, как одна немецкая семья приехала в Россию, спасаясь от "секс-просвещения" Запада, но спустя два месяца уехала обратно от выделенного государством покосившегося домика в сибирской деревне с отсутствующим водопроводом и отоплением.

При наличии равных условий люди едут туда, где более высокое качество жизни, даже если это место дорогостоящее. Мир все больше сжимается, глобализация делает его не многоцентричным, а моноцентричным. Это видно и по нашей стране, когда все больше талантливых молодых людей уезжают в столицу страны. Россия становится сконцентрированной вокруг одного-двух центров.

И в этой ситуации я считаю неверным уповать лишь на некое чувство ответственности молодежи за свою малую родину, выстраивать политический курс вокруг подобных сентенций. Таких идеалистов не много встретишь, энтузиазм пропадает, когда талантливому человеку предлагают хорошую заработную плату с релокацией, т. к. появляется страх упустить представившуюся возможность. Винить в этом самого человека нельзя – ситуация нормальная. Но именно поэтому при выстраивании эффективно функционирующих институтов нельзя делать ставку на случаи, которые изначально выбиваются из генеральной совокупности (а именно такими являются те, кто вопреки всем возможностям остался у себя дома на скромной заработной плате), необходимо акцентировать внимание на типичных кейсах.

Поэтому задача страны – оставить уже амбиции имперского типа и делать пресловутую геополитику по-иному, поставив в приоритет человека – его качество жизни, доходы, возможности для развития, безопасность. Привлекательность страны есть производная от тех успехов, которых правительство добивается на внутренней арене – в экономике, управлении, от справедливо выстроенных, функционирующих эффективно институтов. В такой ситуации талантливая молодежь с постсоветского пространства будет стремиться к нам, станет здесь учиться, запускать стартапы, открывать экспортно-ориентированные предприятия нересурсного типа, направленные в том числе и в страны исторической родины. Лучше способствовать торговле, чем войне между странами. Роль России на внешнеполитической арене будет от этого только расти.

Альмир Михеев, председатель регионального отделения политической партии "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Республике Татарстан

Источник: Бизнес Online

СМИ о нас
Сираев Ильнар оказал благотворительную помощь Нижнекамской городской больнице
Сергей Миронов предложил провести единовременные выплаты малоимущим к Новому году
СР помогла многодетной матери из Набережных Челнов
СР внесла законопроект о студенческом капитале в Государственную Думу России
Ключевые положения проекта альтернативного федерального бюджета фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Госдуме на 2021 год
Программа партии
Руководство
Устав партии
История партии
Контакты
Вступить в партию